Тексты
Мифы и Легенды


Реклама:


Песнь о Нибелунгах


АВЕНТЮРА XXXII.
О ТОМ, КАК ДАНКВАРТ УБИЛ БЛЁДЕЛЯ


Меж тем был к битве Блёдель уже вполне готов. 
Пошло с ним десять сотен испытанных бойцов 
В зал, где с прислугой Данкварт сидел и пировал. 
Там скоро меж героями раздор забушевал.

Когда к столам бургундов направил Блёдель шаг, 
Поднялся Данкварт с места и гунну молвил так:
"Вам, государь мой Блёдель, мы рады, как всегда. 
Поведайте, что вас прийти заставило сюда".

Надменно Блёдель бросил: "Не радуйся, пришлец. 
Приход мой означает, что ждет тебя конец. 
Расплатишься ты ныне за братнюю вину - 
За то, что Хагеном сражен был Зигфрид в старину".

Воскликнул Данкварт: "Полно! Ужели мы должны 
Жалеть о том, что были к друзьям приглашены? 
Когда скончался Зигфрид, мне было мало лет, 
И не обязан я держать за смерть его ответ".

"Его убили Гунтер и Хаген, а за это 
Тебе платить придется - с обоими в родстве ты. 
Бургунды, защищайтесь! Вам больше нет спасенья, 
И кровью вашей утолит Кримхильда жажду мщенья".

"Коль вы,- ответил Данкварт,- стоите на своем, 
Мне жаль, что столковаться пытался я с врагом",- 
И выскочил проворно из-за стола герой, 
Вытаскивая на ходу клинок булатный свой.

Одним ударом гунну снес голову он с плеч 
И, пнув ее ногою, сказал такую речь:
"Сей свадебный подарок ты в гроб возьмешь с собою, 
Хотя невесту Нудунга и не назвал женою.

Пусть к ней теперь другие затеют сватовство. 
Ты гнался за приданым - и получил его". 
О замыслах Кримхильды был Данкварт извещен - 
Сумел доброжелателя найти меж гуннов он.

Едва лишь рухнул Блёдель, как все его вассалы
Оружье обнажили, не мешкая нимало,
И ринулись на челядь бургундских королей,
Но горько поплатились те, кто в бой втянул гостей.

Возвысил голос Данкварт и крикнул землякам:
"Друзья, теперь вам ясно, что здесь готовят нам 
И для чего Кримхильда нас зазвала к себе. 
Сражайтесь! Если умирать, так умирать в борьбе".

Кто был не при оружье, тот в ход пустил скамью. 
Столы, кувшины, стулья - сгодилось все в бою. 
У смельчаков и слуги бывают смельчаками. 
На гуннах челядь шишаки дробила рундуками.

Без шлемов и доспехов дрались бургунды так, 
Что выбит был из зала вооруженный враг. 
Пятьсот иль больше гуннов та схватка унесла. 
Ручьями с победителей кровь недругов текла.

Узнал с прискорбьем каждый, кто Этцелю служил, 
Что голову в сраженье безвременно сложил 
Высокородный Блёдель с толпой мужей своих. 
Брат Хагена со слугами повинны в смерти их.

Вооружились гунны, две тысячи числом,
И, прежде чем прослышал их государь о том, 
Ворвались в двери зала лавиною кольчужной 
И в бой вступили с челядью почти что безоружной.

Как ни старались вормсцы напор врага сдержать, 
Сломила их упорство языческая рать. 
Хотя они и были отважными людьми, 
Им всем до одного в тот день пришлось полечь костьми.

Резни кровопролитней от века не бывало. 
Двенадцати вассалов у Данкварта не стало, 
Да пало девять тысяч слуг и простых бойцов, 
И только сам он уцелел под натиском врагов.

Умолкли шум и крики, стенанья отзвучали, 
И, зал окинув взором, исполненным печали, 
Сказал бесстрашный Данкварт: "Мертвы мои друзья, 
И с гуннами лицом к лицу один остался я".

Ремень щита на локте стянул потуже он 
И о мужьях поплакать заставил многих жен. 
Хоть сыпались удары дождем на смельчака, 
Немало обагрил кольчуг он острием клинка.

Сын Альдриана молвил: "С дороги, гунны,- прочь! 
Здесь духота такая, что мне дышать невмочь. 
Хочу за дверь я выйти и воздуха глотнуть". 
И прорубил герой мечом себе из зала путь.

Когда, разгоряченный, он выскочил во двор, 
Там снова подступили враги к нему в упор:
Тот, кто еще не видел дел, совершенных им, 
Мнил, что нетрудно справиться с бургундом удалым.

Воскликнул смелый Данкварт: "Когда бы знал мой брат, 
Как Этцелевы люди сейчас меня теснят, 
Давно б помог мне Хаген иль пал со мною здесь. 
Дай Бог, чтоб кто-нибудь ему успел доставить весть".

Сказали гунны: "Будешь ты сам таким гонцом,
Когда твой труп безгласный мы к Хагену снесем. 
Пусть боль и скорбь впервые проймут его до слез. 
Тебе не жить: ты Этцелю большой ущерб нанес".

Ответил он: "Вы правы: трем нашим королям 
Я о коварстве вашем поведать должен сам. 
Вы лучше не грозитесь, а дайте мне дорогу. 
Кровь кой-кому пустить могу еще я, слава Богу".

Врагов рассеял Данкварт ударами клинка, 
Но гунны стали копья метать издалека. 
Так много их застряло в щите бойца, что он 
Был тяжестью немалою в движениях стеснен.

Отбросил щит воитель и ринулся вперед.
"Теперь,- решили гунны,- от нас он не уйдет". 
Но витязь не сдавался, а бился втрое злей. 
Стяжал он славу в этот день отвагою своей.

Со всех сторон бросались мужи Кримхильды в бой. 
Померяться с бургундом хотел из них любой. 
А Данкварт шел на гуннов, как вепрь на свору псов. 
Кто и когда смелей, чем он, мечом крушил врагов?

Дымились лужи крови на всем пути его. 
Никто не мог бы лучше явить пример того, 
Как надлежит в сраженье вести себя бойцу. 
Вот так он и пробил себе дорогу ко дворцу.

Едва там стали слышны ударов лязг и стук, 
У стольников и кравчих все выпало из рук. 
Раздался крик: "К оружью!" - и встречен был храбрец 
Толпою новых недругов у входа во дворец.

"Уйдите-ка с дороги,- сказал герой устало.-
Не ввязываться в схватку вам, стольники, пристало,
А королю с гостями прислуживать честь честью.
Прочь с лестницы! Я тороплюсь к своим владыкам с вестью".

Тех, кто его пытался наверх не допустить, 
Сумел мечом тяжелым воитель укротить, 
А прочие бежали - такой он страх внушил. 
Да, много Данкварт в этот день чудесных дел свершил.

< Назад
Дальше >

 

[an error occurred while processing this directive]