Тексты
Мифы и Легенды

Реклама: Детская мебель из массива магазин мебели из массива.


Песнь о Роланде
LXXXI-XC



LXXXI
Граф Оливье глядит на дол с холма. Вдали видны испанская страна И сарацин несметная толпа. Везде сверкают золото и сталь, Блеск лат, щитов и шлемов бьет в глаза. Лес копий и значков над долом встал. Языческих полков не сосчитать: Куда ни кинешь взор - повсюду враг. Пришел в тревогу и смущенье граф, Спустился поскорей с холма назад, Пошел к французам, все им рассказал.
LXXXII
Промолвил Оливье: "Идут враги. Я в жизни не видал такой толпы. Сто тысяч мавров там: при каждом щит, Горят их брони, блещут шишаки, Остры их копья, прочны их мечи. Бой небывалый нынче предстоит. Французы, пусть господь вас укрепит. Встречайте грудью натиск сарацин". Французы молвят: "Трус, кто побежит! Умрем, но вас в бою не предадим". Аой!
LXXXIII
Граф Оливье сказал: "Врагов - тьмы тем, А наша рать мала, сдается мне. Собрат Роланд, трубите в рог скорей, Чтоб Карл дружины повернуть успел". Роланд ответил: "Я в своем уме И в рог не затрублю, на срам себе. Нет, я возьмусь за Дюрандаль теперь. По рукоять окрашу в кровь мой меч. Пришли сюда враги себе во вред. Ручаюсь вам, их всех постигнет смерть". Аой!
LXXXIV
"Трубите в рог скорей, о друг Роланд! Король услышит зов, придет назад, Баронов приведет на помощь нам". "Не дай господь! - Роланд ему сказал. - Не стану Карла я обратно звать, Себе и милой Франции на срам. Нет, лучше я возьмусь за Дюрандаль, Мой добрый меч, висящий у бедра, По рукоять окрашу в кровь булат. Враги себе во вред пришли сюда. Их всех постигнет смерть, ручаюсь вам". Аой!
LXXXV
"О друг Роланд, скорей трубите в рог. На перевале Карл услышит зов. Ручаюсь вам, он войско повернет". Роланд ему в ответ: "Не дай господь! Пускай не скажет обо мне никто, Что от испуга позабыл я долг. Не посрамлю я никогда свой род. Неверным мы дадим великий бой. Сражу я мавров тысячу семьсот, Мой Дюрандаль стальной окрашу в кровь. Врага французы примут на копье. Испанцам всем погибнуть суждено".
LXXXVI
Граф Оливье сказал: "Вы зря стыдитесь. Я видел тьму испанских сарацинов, Кишат они на скалах и в теснинах, Покрыты ими горы и долины. Несметны иноземные дружины. Чрезмерно мал наш полк в сравненье с ними". Роланд в ответ: "Тем злей мы будем биться. Не дай господь и ангелы святые, Чтоб обесчестил я наш край родимый. Позор и срам мне страшны - не кончина. Отвагою - вот чем мы Карлу милы".
LXXXVII
Разумен Оливье, Роланд отважен, И доблестью один другому равен. Коль сели на коня, надели панцирь - Они скорей умрут, чем дрогнут в схватке. Их речи горды, их сердца бесстрашны. На христиан арабы бурей мчатся, И молвит Оливье: "Враги пред нами, И далеко ушли дружины Карла. Когда бы в рог подуть вы пожелали, Поспел бы к нам на помощь император. Взгляните вверх, где круты скалы Аспры: Там арьергард французов исчезает. А нам теперь уж путь назад заказан". Роланд ему: "Безумна речь такая. Позор тому, в чье сердце страх закрался. Стоим мы здесь и не пропустим мавров. Верх мы возьмем, и поле будет нашим". Аой!
LXXXVIII
Роланд увидел: битвы не минуть, Как лев иль леопард, стал горд и лют, Воскликнул громко: "Побратим и друг! Вам говорить такое не к лицу. Не зря нас Карл оставил с войском тут: Не знает страха ни один француз, И двадцать тысяч их у нас в полку. Вассал сеньеру служит своему. Он терпит зимний холод и жару, Кровь за него не жаль пролить ему. Копьем дадите вы отпор врагу. Я Дюрандаль, что Карл мне дал, возьму. Кто б ни владел им, если я паду, Пусть скажет, что покойник был не трус".
LXXXIX
Турпен-архиепископ взял в галоп, Коня пришпорил, выехал на холм. Увещевать французов начал он: "Бароны, здесь оставил нас король. Умрем за государя своего, Живот положим за Христов закон. Сомненья нет, нас ожидает бой: Вон сарацины - полон ими дол. Покайтесь, чтобы вас простил господь; Я ж дам вам отпущение грехов. Вас в вышний рай по смерти примет бог59, Коль в муках вы умрете за него". Вот на колени пали все кругом. Турпен крестом благословил бойцов, Эпитимью назначил - бить врагов.
XC
Французы поднимаются с земли. Турпеном им отпущены грехи, Он их святым крестом благословил. На скакунов садятся вновь они. Доспех надежный на любом из них, К сраженью все готовы, как один. Вот графу Оливье Роланд кричит: "Вы мудро рассудили, побратим. Нас Ганелон-предатель погубил. Взял он за это деньги и дары. Пускай ему за нас король отмстит. Ты, сарацин Марсилий, нас купил - Так вот мечом покупку и возьми". Аой!

< Назад
Дальше >