Тексты
Мифы и Легенды

Песнь о Роланде
CXXI-CXXX



СХXI
Но тут архиепископ мимо ехал, А он таков, что ни один священник Не превзошел его в деяньях смелых. Он молвил: "Бог тебя накажет, нехристь. О том, кого ты сшиб, скорблю я сердцем". Коня на мавра он погнал карьером, Ударил Малькиана в щит толедский, И мертвым наземь был араб повержен.
СХXII
Вон королевич именем Грандоний, Каппадокийца78 Капуэля отпрыск. Резв и горяч скакун его Марморий. Как птица, он летит по полю боя. Наездник бросил повод, шпорит лошадь, Жерена что есть силы бьет с разгона, По алому щиту удар наносит. Копье сломало на кольчуге кольца, До желтого значка вошло в утробу. Свалился граф с коня на холм высокий. Его собрат Жерье сражен был тоже, Убиты Беранже, и Ги Сентонжский, И славный герцог, удалец Асторий, Чей лен - Анвер и Валлери на Роне. Злодей, на радость маврам, их прикончил. Французы молвят: "Гибнет наших много".
СХXIII
Роланд кровавый Дюрандаль сжимает. Он слышит, как французы застонали. В груди его от скорби сердце сжалось. Он мавру молвит: "Бог тебя накажет. Ты за убитых мне сейчас заплатишь". Коня он шпорит, мчится на араба. Кто б верх ни взял, ужасна будет схватка.
CXXIV
И мудр и смел Грандоний был всегда, В сраженье никогда не отступал. Пустил он на Роланда скакуна. Хоть графа он увидел в первый раз, Но вмиг его узнал по блеску глаз, По статности, по красоте лица. Невольный страх почувствовал араб, Попробовал, но не успел бежать - Роланд нанес ему такой удар, Что по забрало шлем пробила сталь, Сквозь лоб, и нос, и челюсти прошла, Грудь пополам с размаху рассекла, И панцирь, и луку из серебра. Роланд коню спинной хребет сломал, Убил и скакуна и седока. Испанцы стонут - их печаль тяжка. Французы молвят: "Лихо рубит граф!" Ужасен бой, и сеча жестока. Французы на копье берут врага. Когда бы привелось увидеть вам, Как мрут бойцы, как хлещет кровь из ран, Как трупы грудой на траве лежат! Не устоять язычникам никак - Хотят иль нет, а надо отступать. Французы их теснят и гонят вспять. Аой!
СХXV
Ужасна сеча, бой жесток и долог. Французы бьются смело и упорно, Арабам рубят руки, ребра, кости И сквозь одежду в них вгоняют копья. Зеленая трава красна от крови. Арабы стонут: "Устоять нет мочи. Французский край, будь Магометом проклят. Твои сыны - отважней всех народов". Марсилию кричат все мавры в голос: "Король, поторопись подать нам помощь!"
CXXVI
Вот графа Оливье Роланд зовет: "Мой побратим, согласны вы со мной, Что пастырь наш Турпен - боец лихой? Никто на свете не затмит его. Разит он славно дротом и копьем". Ответил тот: "Пора ему помочь". И оба в битву поскакали вновь. Удар их мощен, грозен их напор, И все же христианам тяжело. Когда бы вам увидеть привелось, Как Оливье с Роландом бьют мечом, Как мавров на копье Турпен берет! Известно павших сарацин число - И в грамотах и в жесте есть оно: Их было тысяч свыше четырех. Четырежды французы дали бой, Но пятый был особенно жесток. Всех рыцарей французских он унес. Лишь шестьдесят от смерти спас господь, Но сладить с ними будет нелегко. Аой!
СХXVII
Роланд увидел - велики потери И к Оливье такое слово держит: "Собрат, я вам клянусь царем небесным, Весь луг телами рыцарей усеян. Скорблю о милой Франции я сердцем: Защитников она лишилась верных. Ах, друг-король, опора наша, где вы? Брат Оливье, скажите, что нам делать? Как королю послать о нас известье?" Ответил граф: "Не дам я вам совета. По мне, погибель лучше, чем бесчестье". Аой!
СХXVIII
Роланд сказал: "Возьму я Олифан79 И затрублю, чтоб нас услышал Карл. Ручаюсь вам, он повернет войска". Граф Оливье ответил: "Нет, собрат. Вы род наш осрамите навсегда. Не смыть вовек нам этого пятна. Не вняли вы, когда я к вам взывал, А ныне поздно нам на помощь звать. Бесчестьем было б затрубить сейчас - Ведь руки вплоть до плеч в крови у вас". "То вражья кровь!" - воскликнул граф Роланд.
СХXIX
Промолвил граф Роланд: "Ужасна сеча! Я затрублю, и Карл сюда поспеет". Ответил Оливье: "То нам не к чести. Я к вам взывал, но внять вы не хотели. Будь здесь король, мы гибели б избегли, Но тех, кто с Карлом, упрекнуть нам не в чем. Собрат, клянусь вам бородой моею, Что, если вновь с сестрицей Альдой встречусь, Она с Роландом ложе не разделит".80 Аой!
СXXХ
Спросил Роланд: "Чем так вы недовольны?" А тот ответил: "Вы всему виною. Быть смелым мало - быть разумным должно, И лучше меру знать, чем сумасбродить. Французов погубила ваша гордость. Мы королю уж не послужим больше. Подай вы зов, поспел бы он на помощь И не избегли б нехристи разгрома, Король Марсилий - плена или гроба. Нам ваша дерзость жизни будет стоить, Теперь вы Карлу больше не помощник. Вовек он не найдет слуги такого. Вы здесь умрете, Франции на горе, И наша дружба кончится сегодня: До вечера мы дух испустим оба". Аой!

< Назад
Дальше >