Тексты
Мифы и Легенды

Песнь о Роланде
CXXXI-CXL



СXXXI
Архиепископ спор услышал их, Златые шпоры в скакуна вонзил, Подъехал и с упреком говорит: "Роланд и Оливье, друзья мои, Пусть вас господь от ссоры сохранит! Никто уже не может нас спасти, Но все-таки должны вы затрубить. Услышит Карл, неверным отомстит, Французы маврам не дадут уйти. Сойдут они со скакунов своих, Увидят нас, изрубленных в куски, Оплачут нашу смерть от всей души, Нас приторочат к мулам на вьюки И прах наш отвезут в монастыри, Чтоб нас не съели свиньи или псы". Роланд в ответ: "Умней не рассудить". Аой!
СXXXII
Свой Олифан Роланд руками стиснул, Поднес ко рту и затрубил с усильем. Высоки горы, звонок воздух чистый. Протяжный звук разнесся миль на тридцать. Французы слышат, слышит Карл Великий. Он молвит: "Наши с маврами схватились". Но уверяет Ганелон в противном: "Не будь то вы, я речь назвал бы лживой". Аой!
СXXXIII
В свой Олифан трубит Роланд с трудом. Превозмогает он тоску и боль. Стекает с губ его густая кровь, С натуги лопнул у него висок. Разнесся зов на много миль кругом. Услышали его в ущельях гор И Карл, и все французы, и Немон. "Я слышу Олифан,- сказал король.- А раз Роланд трубит, там грянул бой". "Какой там бой! - ответил Ганелон. - Вы - человек и старый и седой, А, как ребенок, говорите вздор. Все знают, что Роланд ваш - сумасброд. Как только спесь ему прощает бог! Вас не спросясь, он взял когда-то Нопль81. Сразились с ним арабы у ворот. Он изрубил их всех до одного И вымыть луг водой велел потом, Чтоб не узнали вы о битве той. Теперь, наверно, зайца гонит он Иль пэров потешает похвальбой. Помериться с ним не дерзнет никто. Вперед! Зачем задерживать бойцов? До Франции идти им далеко". Аой!
CXXXIV
Уста покрыты у Роланда кровью, Висок с натуги непомерной лопнул. Трубит он в Олифан с тоской и болью. Карл и французы слушают в тревоге. "Как долог зов!" - король Немону молвит. А тот в ответ: "Беда стряслась с бароном. Я вам клянусь, дерутся там жестоко. Изменник тот, кто задержать вас хочет. Доспех наденьте, клич свой ратный бросьте, Ведите нас племяннику на помощь. Вы слышали, как он о ней вас просит".
CXXXV
Король велел трубить во все рога. Рать спешилась, в доспехи облеклась. Все при кольчугах, шишаках, мечах, Булатных копьях, расписных щитах. Значок копейный бел, иль желт, иль ал. На скакунов опять садится рать. Бароны шпорят, по ущельям мчат, У каждого одно лишь на устах: "Когда б в живых Роланда нам застать, Узнал бы враг, как мощен наш удар". Увы, на помощь не поспеет Карл.
CXXXVI
Садится солнце, но горит светло. Блестит в лучах оружие бойцов, Пылает и слепит глаза огонь - Так много там сверкает шишаков, Цветных значков и расписных щитов. Мчит император, ярым гневом полн, Французы скачут в горести большой. Скорбят они, сдержать не могут слез, Боятся, что унес Роланда бой. Взять Ганелона приказал король. Велел, чтобы стерег его Бегон, Начальник всех придворных поваров: "Глаз не спускай с него: изменник он. Арабам предан им племянник мой". Отвел на кухню Ганелона тот. До сотни поваров туда сошлось. Рвет каждый графу бороду рукой, Четырежды бьет кулаком в лицо, Злодея лупит палкой иль кнутом. За шею был прикован Ганелон, На цепь посажен, как медведь лесной, На клячу взгроможден и сдан в обоз, Где до суда так и везли его. Аой!
СXXXVII
Высоки горы, мрачен склон и крут, Ущельями потоки вниз бегут. Со всех сторон несутся звуки труб: Ответ французы Олифану шлют. Мчит император, гневен и угрюм, От горя у баронов рвется грудь, Ручьями слезы по лицу текут. Все молятся всевышнему творцу, Чтоб охранил Роланда он в бою, Пока они на помощь не придут. Увы, молитвой не поможешь тут. Им не поспеть на выручку к нему. Аой!
СXXXVIII
В великом гневе мчится император, Поверх кольчуги - борода седая82. Коней бароны шпорят, понукают, Рыдают от печали и досады, Что рядом не сражаются с Роландом, Который бой дает испанским маврам; Конец его бойцам, коль графа ранят. Увы, всего их шестьдесят осталось. Но мир не видел воинов, им равных. Аой!
СXXXIX
Взглянул на склоны мрачные Роланд. Везде французы мертвые лежат. По-рыцарски их всех оплакал граф: "Да упокоит бог, бароны, вас, Да впустит ваши души в светлый рай И даст возлечь вам на святых цветах83. Мир доблестней вассалов не видал. Служили вы мне долгие года, Со мною покорили много стран. Вас вырастил, себе на горе, Карл. Французский край, прекрасная страна, Ты тяжкую утрату понесла! Бароны, ваша смерть - моя вина: Ведь я не уберег вас и не спас. Пускай господь за муки вам воздаст. Брат Оливье, я с вами - до конца: Коль не убьют, умру с тоски по вам. Мой побратим, нам снова в бой пора".
СХL
Опять Роланд по полю боя мчит, Как истинный вассал, мечом разит: Фальдрона из Пюи перерубил И двадцать с лишним нехристей убил,- Никто еще так яростно не мстил. Быстрее, чем олень от псов бежит, Арабы рассыпаются пред ним. "Вот истинный барон! - Турпен кричит.- Быть рыцарю и следует таким. Кто взял оружье и в седле сидит, Тот должен быть и смел, и полон сил. Тот и гроша не стоит, кто труслив. Пускай себе идет в монастыри, Замаливает там грехи других". Роланд в ответ: "Вперед! Смелей руби!" Вновь мавров бить французы принялись, Но падает немало их самих.

< Назад
Дальше >