Тексты
Мифы и Легенды

Реклама: Детские кроватки в виде машинки цена купить кровать машину на сайте детской.


Песнь о Роланде
CLI-CLX



CLI
Едва Роланд в сознание пришел, Оправился и сил набрался вновь, Как он увидел, что проигран бой: Все войско христиан костьми легло, Жив лишь Турпен и с ним Готье де л'Он. Готье сошел к своим в долину с гор. Он пораженье нехристям нанес, Но потерял и всех своих бойцов. Вернуться одному ему пришлось. Зовет Роланда на подмогу он: "О, где ты, граф, отважный мой сеньер? С тобою не боюсь я никого. Я - тот, кем Маэльгю был покорен, Готье, чьим дядей был седой Дроон89. По доблести я - сотоварищ твой. Пробит мой щит, изломано копье, Изрублена в куски мечами бронь, И тело пронзено мое насквозь, Но я арабам отплатил с лихвой". Услышал граф - Готье зовет его, Дал шпоры, поспешил Готье помочь.
CLII
Вскипел Роланд от гнева и тоски, В ряды врубился, стал врага косить, Поверг на землю двадцать сарацин, Шесть их - Готье и пять - Турпен убил. Все войско нечестивое вопит: "Друзья, уйти злодеям не дадим! Позор тому, кто убоится их, Бесчестие тому, кто их щадит!" Со всех сторон несутся гам и крик, Кольцом обстали рыцарей враги. Аой!
CLIII
Отважен и бесстрашен граф Роланд, Готье де л'Он - боец ему под стать, Архиепископ - опытен и храбр. Прикрыть в бою собрата каждый рад. Втроем они врубились в строй врага. Сошла арабов тысяча с седла, А сорок тысяч на конях сидят: Боятся, видно, бой французам дать И не подходят на длину меча, Лишь копья мечут в них издалека. Готье убили с первого броска, Затем был ранен в голову прелат. Проломлен щит его, пробит шишак, Рассечена броня и пронзена, Четыре пики разом в ней торчат. Убили под Турпеном скакуна. Увы, архиепископ наземь пал! Аой!
CLIV
Турпен увидел - тяжко ранен он: Четыре пики вонзены в него, Но тут же встал, как истинный барон, Взглянул вокруг, к Роланду подошел И молвил: "Я еще не побежден. Живым не сдастся в плен вассал честной". Взял он Альмас, меч вороненый свой, И тысячу ударов им нанес. Воочью видел после наш король - Четыреста арабов там легло: Кто тяжко ранен, кто пронзен насквозь, А кто и распростился с головой. Так молвит жеста, пишет муж святой, Барон Эгидий, зревший этот бой. Хранится в Лане летопись его,90 И лишь невежда не слыхал о том.
CLV
Безжалостно Роланд разит врага, Но он в поту, в жару и жив едва. От боли у него темно в глазах: Трубя, виски с натуги он порвал. Он хочет знать, вернется ль Карл назад, Трубит из сил последних в Олифан. Король услышал, скакуна сдержал И говорит: "В горах беда стряслась. Племянник мой покинет нынче нас. Трубит он слабо,- значит, смерть пришла. Коней пришпорьте, чтоб не опоздать. Пусть затрубят все наши трубы враз". Труб у французов тысяч шестьдесят, Им вторит дол, и отзвук шлет гора. Смолкает смех у мавров на устах. "Подходит Карл!" - язычники вопят. Аой!
CLVI
Язычники вопят: "Король подходит! Иль не слыхать вам труб французских голос? Беда нам будет, если Карл вернется. Покуда жив Роланд, войну не кончить, Он всех нас из Испании прогонит". И вот на графа мчатся в шлемах добрых Четыре сотни сарацин отборных. Их натиск рьян, удары их жестоки. Роланда ждет нелегкая работа. Аой!
CLVII
Увидел граф, что враг к нему спешит, Стал снова лют, опять набрался сил. Не сдастся он - не взять его живым. На Вельянтифе резвом граф сидит, Коня златою шпорой горячит. Врывается он в гущу сарацин, Турпен-архиепископ рядом с ним. Кричат они друг другу: "Бей, руби! Уже слыхать французский рог вдали. Подходит Карл, наш мощный властелин".
CLVIII
Не жаловал и не терпел Роланд Ни труса, ни лжеца, ни гордеца, Ни рыцаря, коль он плохой вассал. "Сеньер,- отцу Турпену молвил граф,- Хоть пеши вы, а я не сбит с седла, Мы с вами вместе будем до конца, Разделим скорбь и радость пополам. Я ни на что не променяю вас. Запомнят сарацины навсегда, Как бьет Альмас и рубит Дюрандаль!" Турпен в ответ: "Тому, кто дрогнул,- срам! Вернется Карл и отомстит за нас.
CLIX
Вопят враги: "Будь проклят этот день! На горе нам мы родились на свет. Лишились мы сеньеров наших здесь. Могучий Карл сюда спешит уже. Рев труб французских слышен вдалеке. Клич "Монжуа!" летит ему вослед. В бесстрашии Роланду равных нет, С ним ни один не сладит человек. Метай в него копье - и прочь скорей!" Град пик и дротов в графа полетел. Пустили мавры рой пернатых стрел. Щит рыцаря пронизан ими весь. Пробит и рассечен на нем доспех. Хоть сам Роланд ни разу не задет, Но Вельянтиф поранен в тридцать мест, На землю он упал и околел. Язычники бегут что силы есть. Остался граф Роланд один и пеш. Аой!
CLX
Полны арабы гнева и стыда. Бегут они в Испанию назад, Не может их преследовать Роланд: Конь Вельянтиф под ним в сраженье пал. Отныне пешим должен биться граф. Турпену помощь он спешит подать! Шлем золотой он развязал сперва, Затем кольчугу расстегнул и снял, Разрезал на куски его кафтан И раны накрепко перевязал. Потом к своей груди его прижал, Отнес туда, где гуще мурава, Стал перед ним смиренно речь держать . "Сеньер, дозвольте мне покинуть вас. Собратья наши мертвыми лежат, Но бросить их не к чести было б нам. Пойду я мертвых по полю искать. У ваших ног на луг сложу их в ряд". Турпен в ответ: "Несите их сюда. Господь велик, оставил поле враг!"

< Назад
Дальше >