Тексты
Мифы и Легенды

Песнь о Роланде
CCXXI-CCXXX



CCXXI
Уж шесть полков у Карла вышло в поле. Седьмой - Немон, баварский герцог, строит, Из Пуату с Овернью в нем бароны, Всего их наберется тысяч сорок. Надежны их доспехи,-резвы кони. Стоит тот полк от остальных поодаль. Король бойцов благословил рукою, Их Жозерану и Годсельму132 отдал. Аой!
CCXXII
В восьмой по счету полк Немон зачислил Фламандские и фризские дружины. Бойцов в восьмом полку за сорок тысяч, В бою они всегда неустрашимы. Король сказал: "Побьем врага с такими". Тот полк Рембо с Амоном Галисийским133 На сарацин бесстрашно нынче двинут. Аой!
CCXXIII
Отряд девятый Жозеран с Немоном Составили из воинов отборных, Из лотарингцев и бургундцев рослых, Людей в нем тысяч пятьдесят и боле. Подвязаны их шлемы, блещут брони, Сверкают острия коротких копий. Коль с поля враг не убежит без боя, Они ему дадут отпор жестокий. Тьерри, Аргонский герцог134, их предводит. Аой!
CCXXIV
Составлен из французов полк десятый, А в нем сто тысяч доблестных вассалов. Крепки их руки и горда осанка. Сед головой и бородою каждый. На всех двойные панцири иль латы, При каждом меч французский иль испанский, При каждом крепкий щит с особым знаком. Вот "Монжуа!" - их ратный клич раздался. Ведут их на арабов император И Жоффруа Анжуйский с орифламмой135. То - стяг Петра: он прежде "Римским" звался, А ныне "Монжуа" ему названье. Аой!
CCXXV
Король наш Карл сошел на луг с седла, На мураву лицом к востоку пал, Глаза возвел с надеждой к небесам, Смиренно молит господа Христа: "Защитою нам будь, Спаситель наш! Всеправедный наш бог, Ионе встарь В китовом чреве не дал ты пропасть;136 От гибели ты Ниневию спас;137 Ты Даниила вызволил из рва, Где пищей львам пророк был должен стать.138 Трех отроков139 исторг ты из огня. Простри же ныне надо мною длань. Будь милостив ко мне и в этот раз, За смерть Роланда дай отмстить врагам". Молитву сотворил король и встал. Грудь осенил он знаменьем креста, Сел на коня, вдел ноги в стремена. Держали их Немон и Жозеран. Копье схватил и щит привесил Карл. Как он могуч, и строен, и удал, Осанист телом и красив с лица! Никто его не выбьет из седла. В тылу и впереди трубят рога. Но вот покрыл все звуки Олифан, И о Роланде зарыдала рать.
CCXXVI
На бой наш император гордо скачет. Он бороду поверх брони спускает. Весь полк в сто тысяч так же поступает. Теперь узнать француза можно сразу. Минует рать холмы, минует скалы, Мчит по долинам и ущельям мрачным, На склон из гор безлюдных вылетает, И вот она опять в стране испанской, И вот привалом на равнине стала. Меж тем разъезд вернулся в стан арабский. Идет один сириец к Балигану: "Сеньер, узрели мы спесивца Карла. Могучи и верны его вассалы. Вам битва предстоит, вооружайтесь!" Эмир ответил: "Вижу - ты отважен. Трубите, чтобы рать о бое знала".
CCXXVII
Стан барабанной дробью оглашен. Рогов и труб несется звонкий зов. Рать спешилась и снарядилась в бой, И сам эмир не отстает от войск. Он в золоченый панцирь грудь облек, Надел шишак с насечкой золотой, На левый бок привесил свой клинок. Эмир ему названье изобрел: Про Жуайез, меч Карла, слышал он И потому Пресьозом140 меч нарек. Таков же бранный клич его бойцов, Когда они врагу дают отпор. Эмир надел на шею щит большой. Из золота навершье у него, Ремень прострочен шелковой тесьмой. Берет эмир Мальте, свое копье. Не древко у того копья - ослоп, А наконечник мул свезет с трудом. Садится ловко Балиган в седло. Марколь Заморский141 стремя подает. Меж пят эмира - футов пять с лихвой. Он в бедрах узок, а в плечах широк, В груди могуч, на диво весь сложен. Взор у него и ясен и остер. Он волосом курчав и горд лицом, Бел головой, как яблоня весной. Известен он отвагой боевой. Верь он в Христа, вот был бы славный вождь! Коня он шпорит так, что брызжет кровь, Одним прыжком перелетает ров, Хоть футов пятьдесят и будет в нем. Арабы молвят: "Вот боец лихой! Французам до такого далеко. Кто б ни схватился с ним, он верх возьмет. Безумен Карл, что с поля не ушел". Аой!
CCXXVIII
Эмир на вид был доблестный боец. Он бородою яблони белей, Меж мавров славен мудростью своей, На поле битвы горделив и смел. А сын его Мальприм142 - второй отец, Во всем блюдет он славных предков честь. Отцу он молвит: "Скачем в бой скорей, Чтоб Карл уйти обратно не успел". Ответил Балиган: "Нет, он храбрец, О нем не зря сложили столько жест. Но с ним Роланда больше нет теперь, И он над нами взять не сможет верх". Аой!
CCXXIX
"Любезный сын Мальприм, - эмир сказал, - Вчера погибли славный граф Роланд, И Оливье, что именит и храбр, И пэры, коих Карл любил всегда, И с ними в двадцать тысяч копий рать, За тех, кто жив, перчатки я не дам. Сомненья нет, вернулся Карл назад. Сириец из разъезда мне сказал, Что рать разбил на десять полчищ Карл. Мчат впереди два смелые бойца. Трубят они в трубу и в Олифан, Ведут пятнадцать тысяч христиан, Из юношей составлен тот отряд. Детьми своими Карл их любит звать. Разить они жестоко будут нас". Мальприм ему: "Дозволь мне бой начать".
CCXXX
"Любезный сын Мальприм, - эмир в ответ, - Я так и поступлю, как ты хотел. Иди и христиан нещадно бей. Пойдут с тобою перс, король Торле, И Дапамор, князь лютичских земель143. Знай, если ты собьешь с французов спесь, В лен дам тебе я часть страны моей - От Кайруана и по Маракеш144". Мальприм сказал: "Благодарю, отец". И принял во владение удел. Король Флори145 в то время им владел. Увы, Мальприму не пришлось вовек Тот лен узреть и там на трон воссесть.

< Назад
Дальше >